Обратиться в Корпорацию

Мы вам перезвоним


Журнал "Эксперт" об индустриальных парках

news-bg.jpg
Парки для новой промышленности

Индустриальные парки стали появляться в России лет восемь назад, и сейчас их уже насчитывается порядка двух сотен. Однако, по данным Ассоциации индустриальных парков России, реально работает всего 41 из них и нет ни одного, который полностью соответствовал бы стандарту индустриального парка в западном понимании.


В странах Северной Америки и Западной Европы рядом с любым более или менее крупным городом функционирует с десяток, а то и больше индустриальных парков разных размеров и специализации. И у России альтернативы нет — мы в любом случае будем идти тем же путем, потому что только так можно эффективно наладить производство «большой массы полезных вещей», как выразился Илья Шпуров, президент и совладелец группы компаний «Инпарк», развивающей индустриальные парки в Ярославской области и Красноярке. «Во всем современном мире, особенно в экономиках, похожих на русскую, индустриальные парки играют существенную роль. Степень их эффективности зависит лишь от того, насколько они станут популярными в России, насколько будут поддержаны федеральным и региональными властями, — говорит Шпуров. — Но даже без всякой поддержки можно сделать много полезного».
Помощь государства: две точки зрения

У Ильи Шпурова есть полное право утверждать, что можно обойтись и без поддержки. За восемь лет, прошедших с тех пор, как начал создаваться первый индустриальный парк в Переславле-Залесском, «Инпарк» проделал колоссальную работу: изучил опыт развития таких парков в десятках стран мира, провел презентации возможностей компании по обустройству потенциальных резидентов, участвовал в конференциях и встречах с инвесторами, создал колл-центр в Индии, который обзванивает потенциальных инвесторов. Более того, «Инпарк» изучил рынок импортных товаров и составил список компаний-производителей, которые могли бы быть заинтересованы в размещении своих производств на территории России, а потом связывался с ними.

Результат этой кропотливой работы впечатляет. Сейчас территория индустриальных парков «Инпарка» охватывает около 3 квадратных километров, готовых для использования площади — свыше 500 тыс. квадратных метров, их арендуют или выкупили более полутора сотен резидентов. Компания — в числе лидеров по их количеству. Список резидентов, за исключением минувших кризисных лет, ежегодно пополняется пятью-шестью компаниями. Стоимость активов «Инпарка» превышает 200 млн долларов, а выручка управляющей компании в прошлом году составила 40,5 млн долларов.

Уже два года «Инпарк» развивает еще одно направление, создав три венчурные компании. Выручка их пока не поражает воображение и колеблется в пределах от 500 тыс. до 1 млн долларов в год, что на порядки меньше, чем у резидентов индустриальных парков. Однако бросать начатое дело в «Инпарке» не намерены, справедливо полагая, что когда-нибудь оно «выстрелит».

Когда Илья Шпуров только начинал создавать индустриальный парк в Переславле-Залесском, ему, как он выразился, «никто не мешал». «В общем-то, это была внутрихозяйственная операция — все принадлежало нам. Мы просто вывели из бизнеса лишние непромышленные активы, скупили все земли вокруг, — рассказывает Шпуров. — Нужно было создать большой земельный пул, который можно было бы развивать в течение нескольких десятилетий. У тогдашних муниципальных властей лишь возник недоуменный вопрос: “А зачем вы это делаете?”. В остальном же прежняя администрация города проявила к нашему проекту полное безразличие».

Но хотя в целом Шпуров считает, что достаточно самому шевелиться, и все получится, сторонней помощи он не чурается. «Мы и наши клиенты обращались в администрацию области за помощью, которая предусматривается законами, и получили ее, — говорит он. — Но важнее, конечно, общая заинтересованность государства в партнерстве, в содействии тем компаниям, которые заселяются в индустриальные парки».

Адепты же философии государства как главного организатора жизненного пространства уверены, что оно должно с самым пристальным вниманием относиться к индустриальным паркам. «Поддержка государства на всех уровнях необходима, — убежден Альфред Штолер, председатель правления швейцарской компании Dega AG. — Другой вопрос, в чем должна выражаться эта поддержка».

Проект создания индустриального парка «Дега Кластер Ногинск», который сегодня называют наиболее близким к западным стандартам, стартовал в 2006 году. С самого начала он был задуман как площадка для размещения в России промышленных предприятий западных компаний. Однако сложности с получением промышленно пригодной земли, сотни инстанций, с которыми нужно согласовывать каждый шаг, вынудили ряд западных предприятий попытаться найти способ ускорения процесса и снижения рисков.

Таким средством и стал индустриальный парк и управляющая компания ООО «Парк Ногинск». Она предоставляет пакет услуг, в который входят содействие в приобретении земельного участка, подключение к сетям коммуникаций, обслуживание и ремонт общей инфраструктуры, поставка воды, канализация, охрана, уборка территории, аутсорсинг технического персонала, трансфер и многое другое. На территории парка создана ритейл-зона.

Поскольку ногинский индустриальный парк создавался в формате greenfield, то есть «в чистом поле», землю с подведенными коммуникациями здесь продают, а в коммунальные расходы включают услуги управляющей компании.

Конкурентным преимуществом парка г-н Штолер считает наличие собственной большей частью автономной инфраструктуры, необходимой для эксплуатации промышленных объектов, прежде всего собственную ТЭЦ, работающую на газотурбинном оборудовании швейцарского производства. Нынешняя мощность ТЭЦ — 30 МВт, но ее можно легко удвоить. В частности, именно наличие ТЭЦ стало ключевым фактором для компании «Мегафон» при принятии решения разместить в этом индустриальном парке свой дата-центр.

Сегодня в ногинском парке работают 22 преимущественно западные компании (у Ильи Шпурова иностранцев лишь 10%), среди которых Bayer AG, Metro Group, Meffert AG, Peri GmbH, Hübner GmbH, Roto Frank AG, TTS Tooltechnic Systems. Суммарный объем инвестиций оценивается в 1 млрд евро, а крупнейший объект стоимостью до 175 млн евро принадлежит шведской Oriflame.

«Сегодня наши проблемы отличаются от тех, с которыми мы сталкивались вначале. За последние годы отношение властей существенно изменилось. Очевидно, что в России развитию индустриальных парков и привлечению инвесторов уделяется все больше внимания. Власти сейчас более открыты для диалога. Так что на передний план сегодня у нас вышла проблема финансирования проектов. Многие инструменты финансирования, распространенные на Западе, в России пока практически не применяются. В частности, мы уже довольно долго и безуспешно ищем инвестора для реализации проектов по схеме built-to-suit-to-lease — строительство объекта под конкретного клиента для сдачи ему в аренду», — говорит Альфред Штолер.

Капитал и нормативная база

При наличии системной целенаправленной политики стимулирования индустриальных парков темпы их создания в России могли бы быть гораздо выше. В Китае, где не только реализуется стимулирующая промышленность политика, но и работает мощная государственная корпорация развития «Факел», нечто родственное нашему ОАО «Особые экономические зоны», за 40–50 лет создано около 400 индустриальных парков. У нас же за восемь лет без поддержки — лишь четыре десятка действующих. При неравных стартовых условиях наши темпы, казалось бы, не так уж малы. Правда, в Китае самый маленький парк равен нашему самому большому. Прав, вероятно, Илья Шпуров, утверждая, что предпринимательская энергия — главный источник движения.

И все же, каким видят возможное участие государства частные девелоперы индустриальных парков в России? Альфред Штолер считает, что государство должно вырабатывать взаимовыгодные формы сотрудничества с реальным бизнесом и профессиональными девелоперами, содействовать в вопросах территориального планирования, развитии транспортной и социальной инфраструктуры. Но воплощение проектов должно быть в руках бизнеса, который хорошо понимает, что такое инвестиционные затраты, окупаемость, и сможет сделать проект действительно эффективным.

Исполнительный директор Ассоциации индустриальных парков России Денис Журавский полагает, что отсутствие единого федерального законодательства приводит к хаотичному развитию местной нормативной базы и что нужна системная политика поддержки отрасли.

«Я не считаю, что нужно плодить бесконечные дополнительные законы, — уверен Илья Шпуров. — Законов у нас очень много, а польза от них есть не всегда». Но при этом и он склоняется к тому, что у нас дефицит внимания к индустриальным паркам. «Нашу действительность нельзя сопоставить ни с одной из стран, — говорит Шпуров. — Проблема в том, что регионы и государство должны систематически заниматься проблемой развития. Предпринимать реальные действия для стимулирования объемов производства, их качественного и научного роста. Реальным средством стимулирования во всех случаях является капитал».

Действительно, целевую помощь из федерального бюджета начали оказывать совсем недавно, и объемы ее невелики. Но вялость федеральных властей в отношении индустриальных парков можно, наверное, объяснить тем, что Ассоциация индустриальных парков лишь недавно разработала стандарт и провела сертификацию всех площадок. Теперь у государства появилось представление о предмете разговора, так что самое время заняться выработкой норм.

Пока же дефицит внимания на федеральном уровне компенсируют региональные власти, которые буквально соревнуются друг с другом в нормотворчестве, разработке системы льгот, субсидий, преференций. Занимаются они этим, естественно, сообразуясь с собственными понятиями о привлекательности и представлениями о том, как должны работать индустриальные парки, какие резиденты предпочтительнее. Предпочтительны, конечно же, компании уровня Volkswagen, Volvo, Samsung Electronics, приход которых в Калужскую область за пять лет принес ей более 5 млрд долларов иностранных инвестиций и примерно столько же российских. За короткий отрезок времени бедный, мало кому известный за пределами России дотационный регион достиг уровня самодостаточности. Вокруг автомобильных концернов разместили свое производство более 20 компаний, поставляющих комплектующие для сборочных конвейеров.

Калуге завидуют, ее опыт мечтают повторить все губернаторы. И это понятно. С губернаторов требуют показателей, а приход большого инвестора означает радикальный и быстрый рост ряда социально-экономических маркеров, дающих возможность красиво отчитаться. Поэтому в ряде регионов даже предусмотрены особые льготы для инвесторов, чьи проекты превышают несколько миллионов долларов.

Ожидания «крупного улова», естественно, сформировали рынок индустриальных парков (это относится к тем, что создаются на средства региональных бюджетов), значительная часть которых ориентирована на солидного инвестора. И специалисты даже отмечают некое перепроизводство в сегменте для крупняка.

Однако поиск оптимального подхода к созданию индустриальных парков не прекращается. Он трудный, но прогресс очевиден. Если в начале пути в регионах инвесторам нередко предлагали поле сельскохозяйственного назначения, поросшее бурьяном, полагая, что этого достаточно, то сегодня им предоставляют услуги по юридическому оформлению земли, проводят инженерную подготовку участков и даже строят производственные цеха по требованию заказчика. В забайкальском индустриальном парке «Могойтуй», например, для использования готовы два промышленных цеха площадью 1 тыс. и 3 тыс. квадратных метров, придорожный складской комплекс, таможенный пост и достаточно крупное энергохозяйство.

Меняется и представление о сфере ответственности девелоперов, о формах взаимодействия власти и бизнеса, смысл понятия «привлекательность».

Но о том, что уже сложилось некое стандартное для регионов представление об инвестиционной привлекательности, говорить пока не приходится — отличия существенны, и свести все к общему знаменателю должны, очевидно, федеральные власти. В некоторых регионах вводят пониженную ставку земельной аренды для инвестиционных проектов. В начале года власти Ярославской области заявили, что готовы давать землю под строительство предприятий бесплатно. В одних регионах вводят налоговые каникулы сроком до десяти лет с момента запуска проекта, в других лишь снижают ставки, иногда увязывая их размер с объемом инвестиций. Ивановская область вводит закон о налоге на имущество, предусматривающий существенные льготы.

Но наиболее сильный ход в 2009 году сделал Ставропольский край — там приняли специальный Закон № 98 «О региональных индустриальных, туристско-рекреационных и технологических парках». В нем прописаны основные цели, принципы, условия создания парков, механизмы управления ими и контроля за их деятельностью, а также правовые основы государственной поддержки.

Тогда первый заместитель главы администрации Ставрополя, активно участвовавший в разработке закона, а ныне министр экономики и внешнеэкономических связей Волгоградской области Максим Клетин сказал: «Нам нужно было выделить понятие “резидент индустриального парка”, чтобы присвоение статуса автоматически влекло за собой применение налоговых льгот. Получается, что механизм поддержки не размазывается по многочисленным нормативным актам. Благодаря закону модель стала понятна. Она получила нормативное закрепление, что в России очень важно. К тому же в этом законе есть территориальная привязка — для получения статуса резидента нужно зарегистрироваться на территории индустриального парка или муниципального образования, чтобы налоги поступали в местный и краевой бюджеты».

В соседней Ростовской области инвесторам пока приходится иметь дело с несколькими Законами одновременно — «Об инвестициях в Ростовской области», «О зонах экономического развития в Ростовской области» и «Об основах государственно-частного партнерства». В этих нормативных документах не указано, кого из инвесторов считать резидентом парка и какую территорию — индустриальным парком. Резидент индустриального парка в них проходит просто как один из инвесторов.

Таким образом, в Ставропольском крае одним законом сразу многократно уменьшили бумажную волокиту и повысили привлекательность территории. «Между нашим обращением и заключением соглашения, по которому нам присвоили статус резидента индустриального парка, прошел всего месяц, — говорит гендиректор ЗАО “Лиссант-Юг” Алексей Сомов. (“Лиссант” — петербургская компания, занимающаяся производством систем вентиляции и строительством. — “Эксперт”). — Экспертиза нашего проекта была проведена в течение недели и ничего нам не стоила. До невинномысского индустриального парка мы собирались реализовывать свой проект — производство сэндвич-панелей для строительства, объем инвестиций около 500 миллионов рублей — на территории Краснодарского края. Мы купили вентиляционный завод в Армавире, там же я вел переговоры по поводу размещения производства сэндвич-панелей. Но чиновничьи препоны оказались колоссальными. Везде хотели денег и ничего при этом не желали делать. Я там платил за все разрешения, а когда отказался реализовывать проект, меня даже никто не спросил почему. В Армавире мне предлагали платить за землю по три миллиона рублей в год. В Невинномысске я буду пять лет платить по 26 тысяч рублей — только на аренде я экономлю 15 миллионов за пять лет. Общую экономию по своему проекту я оцениваю приблизительно в миллион долларов».

Кроме того, в прошлом году Ставропольский край добился выделения субсидий из федерального бюджета по статье поддержки малого и среднего бизнеса. Одну из них получил «Лиссант-Юг», вторую — компания «Ставсталь», которая строит в невинномысском индустриальном парке металлургический мини-завод стоимостью 4,7 млрд рублей. Предприятие будет выпускать строительную арматуру. «Нам уже выделено 25 гектаров, земля дана в аренду на пять лет — на период строительства — с гарантией, что в дальнейшем договор будет продлен на 20 лет, — сказал основной акционер компании Гасан Гасанов. — Установлена льготная ставка аренды — мы за год будем платить всего 80 тысяч рублей. Мы освобождены от налога на имущество, от части налога на прибыль. Мы подсчитали, сколько будет экономить предприятие на льготах, когда заработает на полную мощность, — около 100 миллионов в год. Это не считая бесплатного подключения к сетям энергоснабжения».

Низкий уровень культуры и дороговизна


В последнее время региональная политика в сфере индустриальных парков все больше смещается от ориентации на крупных инвесторов к пониманию того, что их в мире не так уж много и всем не достанется, а вот спрос на площади в индустриальных парках со стороны отечественного бизнеса, прежде всего малого и среднего, не удовлетворен. Сегодня занято всего 29% готовых производственных площадей в действующих индустриальных парках. Причины — первоначальная гигантомания и дороговизна входного билета для небольших компаний. По оценке генерального директора УК «Старт Девелопмент» Андрея Назарова, стоимость участка в развивающемся парке варьируется от 35 до 60 долларов за квадратный метр земли, а полностью подготовленный участок в действующем парке обойдется уже примерно в 230 долларов. И это без учета прочих расходов. В промышленно-логистическом парке Новосибирской области для всех инвесторов установлена единая стоимость выкупа земельного участка — 5 млн рублей за гектар; аренды — 500 тыс. рублей в год. Сюда входит стоимость подключения к инфраструктурным объектам.

«По оценке наших зарубежных партнеров, — говорит руководитель департамента профессиональных услуг Bright Rich Виктор Заглумин, — конечный бюджет проекта локализации производства в России получается примерно на 30–40 процентов дороже, чем в остальных государствах BRICS». «Поскольку подготовленные участки у нас, как правило, стоят очень дорого по сравнению с другими странами, вариант, когда иностранные компании готовят собственную площадку самостоятельно в течение двух-четырех лет, часто обходится им дешевле, хотя и сопряжен с правовыми и временными рисками», — добавляет директор представительства Beiten Burkhard в Санкт-Петербурге Наталья Вильке.

Не исключено, что с вводом в эксплуатацию тех парков, которые сегодня находятся на стадии проектирования и строительства, а их свыше 100, цена аренды и выкупа снизится. Индустриальные парки — очевидный канал стимулирования развития промышленности и привлечения инвестиций, а следовательно, их будут создавать — с поддержкой государства или без таковой. Во всем мире такие парки используют для стимулирования экономики. Китай уже даже не способен переварить привлеченный капитал, экономика перегревается и тормозит.

«Реальные инвестиционные ресурсы нам нужны, — говорит Илья Шпуров. — Наша правящая элита, чье мнение публично выражал Алексей Кудрин, выработала стойкое предубеждение к инвестициям в экономику. Понять их легко: страна не раз пыталась стимулировать рост экономики путем массовых инвестиций в промышленный сектор, и каждый раз это заканчивалось крахом. Но способы избежать позорных последствий от инвестиций существуют. Нужно финансировать лизинговые компании — у них есть средства контроля за имуществом и его рациональным использованием. Это снизит издержки на лизинг и расширит предложение оборудования для промышленности. И конечно же, полная ответственность бенефициаров за деньги и оборудование, которые они получили. Можно придумать много разных способов, чтобы расширить предложение инвестиционных ресурсов для реального сектора. Было бы желание».

В подготовке обзора участвовали Ольга Великанова, Николай Проценко, Ульяна Ольховская, Ирина Перечнева

Средний размер российских индустриальных парков составляет примерно 255 га, но около десяти из них имеют площадь, превышающую 1000 га.

Региональные власти в основном занимаются созданием индустриальных парков с нуля, это так называемые проекты greenfield. Из 27 действующих greenfield-парков 12 создали власти, остальные — частные девелоперы. В парках, организованных на месте уже существующих объектов (brownfield), два парка государственные, 12 — частные. В отношении проектируемых парков пропорции следующие: 25:19 и 4:7 соответственно.

Индустриальные парки бывают универсальные, где предприятия не связаны единой технологической цепочкой, а также специализированные. Последние формируются в основном вокруг якорных арендаторов, занимающихся выпуском сложной конечной продукции. В промышленном парке Toyota в Японии работает 30 тыс. малых предприятий. В парке вокруг нашего КамАЗа — около 150.

На Западе в последние двадцать лет появились также экологические индустриальные парки. Они отличаются тем, что в них собираются компании, связанные технологически и ресурсно, что позволяет им получать лучшие экономические результаты при снижении влияния на окружающую среду.

Первым индустриальным парком считается Траффорд-парк в Манчестере (Великобритания). Основал его в 1896 году Эрнст Холи. Он приобрел 10 гектаров земли вдоль Манчестерского морского канала, создал инженерную и транспортную инфраструктуру и стал сдавать в аренду подготовленные участки промышленным компаниям, а позже продавать их. Свой первый в Европе автомобильный завод Генри Форд разместил в Траффорд-парке в 1910 году. Через десять лет здесь уже работало более 300 американских компаний. Этот парк существует до сих пор.

С начала XX века индустриальные парки стали создаваться в США и Европе, тяготея к крупным городам, транспортным узлам и портовым зонам.

Карта индустриальных парков Российской Федерации по состоянию на 15.11.2012


Перечень индустриальных парков

Автор статьи: Александр Сычёв
Источник: «Эксперт» №48 (830), 03 дек 2012

Наверх ↑