Обратиться в Корпорацию

Мы вам перезвоним


Уральские атомные города получат шанс на опережающее развитие

news-bg.jpg
Ветер с востока

До недавнего времени территории опережающего социально-экономического развития (ТОР) создавались исключительно на Дальнем Востоке. По словам гендиректора ГК "Росатом" Сергея Кириенко, закон о ТОРах изначально разрабатывался с целью развития именно этого региона. Теперь в нормативно-правовой акт внесена поправка, распространяющая его действие и на ЗАТО. Она должна способствовать социально-экономическому развитию "запреток", более эффективному использованию их уникального технологического и интеллектуального потенциала. ТОРы, по его мнению, - самый перспективный путь для ЗАТО, поскольку средства Фонда развития моногородов распределяют на территории, находящиеся в экономическом упадке, атомные города к этой категории не относятся.

Как отметил Кириенко, сейчас предстоит выработать механизмы привлечения инвесторов: для каждого ЗАТО необходимо разработать программу, в основу которой лягут конкретные инвестпроекты.

В проектный офис, созданный Росатомом, уже поступило 119 заявок от потенциальных инвесторов на размещение производств в ТОРах, из них почти половина - от градообразующих предприятий ЗАТО. Как пояснил начальник управления по работе с регионами ГК "Росатом" Александр Харичев, закон не позволяет размещать в ТОРах федеральные госпредприятия, однако запрета на их дочерние структуры нет. Таким образом, появляется уникальная возможность собрать под боком поставщиков комплектующих и расходных материалов, что позволит снизить себестоимость продукции.

Отбор резидентов ТОРов скорее всего будет осуществлять управляющая компания, также созданная Росатомом. Формирование УК, по мнению экспертов, позволит избежать повторения "лихих девяностых", когда ЗАТО фактически превращались в оффшоры, где под прикрытием особого статуса происходило отмывание нечистых миллиардов. Сегодняшний механизм тоже таит в себе множество искушений, однако представители госкорпорации уверены: бюджетные деньги незаконно выводиться в ТОРы не будут, контроль государства в этой части установлен жесткий.

Предполагается, что УК будет контролировать работу резидентов ТОРов на всех этапах развития, начиная с жесткой фильтрации инвестпроектов на старте. Попасть на особую территорию смогут отнюдь не все желающие. Впрочем, некоторые проекты уже получили входной билет благодаря тому, что играют важную роль для всего региона. На Южном Урале это создание станкостроительного кластера в Трехгорном и кластера ядерной медицины в Снежинске.

Атом лечит

Челябинская область - это, по сути, единственный субъект Российской Федерации, где в условиях практического здравоохранения действует целая сеть центров позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), применяются новейшее оборудование и прорывные технологии для лечения онкозаболеваний. В последние годы серьезное развитие в регионе получила нейтронная терапия. Во всем мире насчитывается всего 25 центров, оказывающих подобные услуги, два из них в России - в Томске и южноуральском Снежинске, где лечение прошли более 1,2 тысячи пациентов.

Безусловно, это уже прорыв, однако следующий шаг - развитие протонной терапии - позволит отечественным медицинским технологиям выйти на принципиально новый уровень развития. По словам главврача Челябинского областного онкодиспансера Андрея Важенина, это одно из самых перспективных направлений в мировой радиологии и для его развития на Южном Урале есть все необходимое. Прежде всего технологии, значительно превосходящие западные аналоги.

Однако быть первыми всегда нелегко: на пути развития кластера ядерной медицины встала несовершенная система лицензирования медтехники.

- Чтобы запустить в серию любой медицинский прибор, от клизмы до нейтронного генератора, необходимо минимум два экземпляра представить в разные клиники для апробации, - рассказывает Андрей Важенин. - Но технику класса нейтронного генератора тиражировать невозможно - это уникальная установка. Из-за этого до сих пор топчемся на месте.

Более того, существующие ограничения на транспортировку изотопов фактически блокируют развитие ПЭТ-технологий. Ликвидировать этот административный барьер можно только на федеральном уровне, при этом речь не идет о полном снятии ограничений: чуть большая свобода действий в радиусе 100-120 километров от места производства изотопов позволила бы, по мнению специалистов, решить многие вопросы. Безусловно, эта свобода должна сочетаться с неукоснительным соблюдением требований безопасности, чтобы не нанести вред здоровью людей и экологии территории.

Вымоют небо

Экологические программы - это еще одна важнейшая задача сегодняшнего дня. Атомщики признают, что 70 лет назад, когда создавался ядерный щит страны, вопросы экологической безопасности зачастую оказывались на последнем месте. В результате через какое-то время они не преминули напомнить о себе.
читайте также


Так, девять лет назад состояние плотины Теченского каскада ПО "Маяк" было настолько хлипким, что после затяжного дождя под угрозой затопления радиоактивными водами могло оказаться сразу 14 населенных пунктов. Решить проблему силами одного градообразующего предприятия было невозможно, и в 2008 году стартовала реализация федеральной целевой программы с общим объемом финансирования 18,7 миллиарда рублей. Сегодня освоено 15,7 миллиарда, в этом году работа будет полностью завершена. За эти годы Теченский каскад переведен в контролируемое состояние, возможность прорыва плотины исключена. Построены новые хранилища, создана инфраструктура переработки отработанного ядерного топлива.

Сейчас уже готов проект следующей программы, рассчитанной до 2030 года. В ней акцент сделан на рекультивации пострадавших от радиационного загрязнения территорий. На ее реализацию потребуется свыше 74 миллиардов рублей.

В охрану окружающей среды атомные предприятия вкладывают и собственные средства - тоже немалые. Так, Уральский электрохимический комбинат только в прошлом году потратил на эти цели более 770 миллионов рублей. Как известно, тема радиационной опасности нередко становится предметом спекуляций, поэтому экологические программы и результаты мониторинга состояния окружающей среды атомщики стараются делать максимально публичными. Например, уровень радиационного фона в "запретках" и вокруг них в режиме реального времени отражен на интерактивной карте Росатома.

- По нашему мнению, это необходимо для снижения уровня напряженности вокруг данной темы, которая порой возникает на ближайших к ЗАТО территориях, - говорит начальник отдела охраны окружающей среды УЭХК Андрей Наливайко.

Кадровое ядро

На Южном Урале рассматривается 14 площадок для создания ТОРов: семь из них в Снежинске, четыре в Озерске и три в Трехгорном. Общая площадь особых зон составит свыше 160 гектаров, объем инвестиций - 12 миллиардов рублей. Предполагается создать здесь более трех тысяч высококвалифицированных рабочих мест.

Кадровый ресурс высочайшего качества - едва ли не главный козырь "запреток". Собственно, программа ТОРов и нацелена на его эффективное использование. Более того, ЗАТО планируется превратить в "умные" города - с соответствующей инфраструктурой и новым обликом. К работе привлечены ведущие проектировщики и гуру архитектурной мысли.

Полвека назад многие уральцы завидовали жизни в периметре, которая по уровню комфорта была сравнима чуть ли не со столичной. Впоследствии границы стали мешать экономическому развитию закрытых территорий. Однако теперь, по мнению экспертов, появляется шанс наверстать упущенное.

Между тем

Глава Росатома Сергей Кириенко заявил, что, несмотря на создание ТОРов, пять закрытых городов в Свердловской и Челябинской областях не изменят свой статус: на первом месте безопасность производств. Только Новоуральск, где работает крупнейшее в мире предприятие по обогащению урана, может в перспективе открыть периметр, но пока этот вопрос на стадии обсуждения. Кириенко также заявил, что иностранцев в ЗАТО не пустят никогда. В этом мнение Ростатома совпадает с позицией ФСБ.

Источник: Российская газета

Наверх ↑